Автор Тема: Сказки нашего времени.  (Прочитано 2445 раз)

Оффлайн ЛедиБоss

  • Администратор
  • VIP
  • *****
  • Сообщений: 23946
  • Репутация: +8892/-0
  • Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать.
    • Наедине со всеми...
Сказки нашего времени.
« Ответ #6 : 16/02/2012, 02:13:05 »


Вцепились друг в друга - не оторвешь...


Архангел считал неспешно, загибая пальцы и шелестя старческими губами. Счетом иным, мысленным и мгновенным, он, конечно, тоже владел. Но в усилиях ума сейчас нужды не было, как, впрочем, и в загибании пальцев, ибо уже составлен был реестрик, и против каждого имени печально стояла порядковая цифра.
Однако архангел строго соблюдал им же заведенный медленный порядок, поскольку счету подлежали не холодные предметы, но людские души, коим выпал срок перейти оттуда сюда, из временности в вечность.
- Двести девяносто девять, - сказал архангел, вздохнул и глубже ушел в кресло, мягкое, как облако.
Стоявший перед ним ангел помедлил, отвел глаза и отозвался без выражения:
- Это можно.
- Не только для круглого числа! - строго сказал старик.
- А хоть бы и для числа, - равнодушно повел крылами подчиненный.
Эта послушность была хуже строптивости, и архангел заговорил, не сердясь, но спокойно убеждая:
- Лет жизни сорок пять, полсрока, да. Однако поступков и чувств разнообразных сверх всякой меры. Праведность местами осталась, но грешность многократно преобладает. Улучшить соотношение реальных возможностей не имеет, а вот ухудшить может, и весьма. Детей трое, но от разных женщин, и глубокой душевности с ними нет. Болен не излечимо, несчастен и одинок. Совсем одинок, что главное, зачем же длить его горести?
- Ладно, - сказал ангел, - слетаю.

- Вот и хорошо, - кивнул архангел, - а я его пока в реестрик впишу.
Тяжелый разговор окончился, и они разом вздохнули, шевельнув крыльями. А крылья были черные, ибо оба служили по грустному, но неизбежному ведомству смерти. Только у ангела перья были крепкие и поблескивали, а у старика, словно пеплом присыпаны и многих недоставало, особенно на левом крыле.
- Ты уж помягче, - сказал архангел, - всего лучше под утро, во сне.
Ангел не ответил - взмахнул крылами и ушел в бездну, быстро уменьшаясь.
А старик пошарил взглядом по столу, по травке вокруг, ничего не углядел и, привычно выдернув из левого крыла ветхое перышко, вписал в реестрик последнее, трехсотое имя, после чего прикрыл глаза и стал размышлять о разных явлениях в жизни земной и небесной, ибо с юных лет выделялся среди сверстников вдумчивостью и обстоятельностью ума...
Ангел вернулся поздно и пустой, ничего не прижимая к груди.
- А где же?.. - спросил старик, пояснив глазами.
- Изменения там, - сказал ангел. - Он теперь не один, девчонка появилась.
- Что за девчонка? - удивился архангел.
- Семнадцати лет.
- Семнадцати - не девчонка, а девица.
- Этого не знаю.
- По найму или из милосердия?
- Из любви.
- Так ему же сорок пять!
- Вот так у них.
- Ровесника, что ли, не нашла?
- Видно, не интересуется.
Архангел сказал неодобрительно:
- Хоть было бы за что. А тут сам знаешь...
- Художник все же, - не то чтобы возразил, а, скорее, напомнил подчиненный, - картины рисует.
- Рисует, - кивнул старик, - но не для души, а для денежной награды.
- Бывает, и для души, - в пространство произнес ангел.
- Только женщин, - жестко ответил старик. - Разные, в позах и без покровов.
- Ей нравится. Встанешь, говорит, и меня нарисуешь.
- "Встанешь", - усмехнулся архангел, но не злорадно, а с печалью. - "Встанешь", когда имя уже в реестрике... Ну ладно, бог с ней, с девчонкой. Ты-то чего? Почему зря слетал?
Ангел сказал виновато:
- Так ведь не отходит от него.
- А ночью?
- В ногах спит. Как кошка. Пробовал подобраться - куда там! От комариного чиха просыпается.

Старик задумался. Потом спросил:
- Девчонка-то - как? Может, богом обижена? Больше и рассчитывать не на что?
- Да нет, - сказал ангел, - вполне. По ихним, конечно, понятиям. Брючки, свитерочек, все, что надо, обтянуто. Там и обтягивать почти нечего - у них теперь тощие в моде. Девку от парня только на ощупь и отличишь.
Архангел взглянул сурово, и подчиненный забормотал:
- Я, что ли? Это они так говорят. Мне-то оно ни к чему, я, кроме души, ни на что и внимания не обращаю...
- Ладно, - сказал старик, - лети назад и действуй по предписанию. Спешить не надо, тем более действовать грубо. Есть основания считать, что у нее любовь, а это чувство заслуживает уважения. Любовь имеет сходство с раем, но относительное, ибо райское блаженство бесконечно, а любовное - кратко.

Ангел слушал равнодушно, а может, и не слушал совсем. Архангел вздохнул и буднично закончил:
- Так что давай, с богом.
- С утречка и отправлюсь, - пообещал подчиненный.
Пускай, подумал старик, пускай. Он знал, что ангел этот имеет привычку, уставясь в ночную черноту, считать звезды. Без цели и смысла, просто так. Может, думает? Но - о чем?
Молодой еще, решил архангел.
Сам он давно мог вернуть молодость, но не хотел, и не из-за нажитого чина. Другим дорожил, совсем другим - спокойствием, мудростью. А помимо того - просто нравилось ему быть стариком. Нравились крылья, отвыкшие летать, редкие, ветхие. Не золотые венцы, не драгоценные покровы, а такие вот изношенные крылья есть высшая награда и честь...

Ангел слетал и вернулся опять пустой.
- Ну, - спросил старик, - что там девчонка?
Ангел вяло, как бы нехотя доложил:
- Суетится. Лекарство достала.
- Ишь ты! - то ли усмехнулся, то ли одобрил архангел. - Я так полагаю, ему и без вмешательства конец.
- И я думал, - сказал молодой. - Прошлой ночью совсем чуть-чуть оставалось. Смертный озноб начался.
- А она?
- С ним легла, собой грела. Не отпустила.
- А ведь поднимется - бросит. Скольких бросал.
- Как знать, - сказал ангел.
Старик опомнился и вскричал:
- Чего - знать? Кто - поднимется? Да я его вот этим пером вписал! От него врачи отказались!
Помолчали.
- А ведь нехорошо, - озаботился старик, - не девичье это дело - человека к нам провожать. Не для молодых занятие.
- И он ей то же талдычит.
- Талдычить мало, гнать надо от себя.
- Гонит, - отстранение проинформировал ангел.
- А она?
- Не уходит.
Тут старик рассердился:
- А ты чего ж? Вмешаться надо было! Явился бы во сне, объяснил, убедил...
- Что я, службы не знаю? - обиделся молодой. - Являлся трижды, как положено, и еще раз сверх того.
- А сверх почему?
Ангел только крылом махнул.
- Что жизнь его вышла - объяснил?
- А как же!
- Ну?
- Она говорит, своей поделюсь, у меня много.
- И сколько ж ему выделила?
- Половину.
- Цены не знает, - сам себя успокоил архангел.
- Вот так вот, - пожаловался молодой, - хоть обоих сразу бери.
Фраза была фигуральная, старик так ее и понял, но согласно надежному правилу дотолковывать все до конца все же возразил:
- Это ни в коем случае! Не война, чтобы души пачками таскать.
- Да я знаю...

Тут пауза вышла долгая. Но знал, знал старый архангел, что, сколько ни молчи, а решать придется и горестную эту обязанность переложить не на кого.
- Ладно, - сказал он, - раз уж оно так выходит... Реестрик подан, одной души недостает, и налицо неизбежная необходимость... Короче, вот тебе указание: лети и тащи. Выпадет случай - его хватай. Не выпадет - ее хватай. Хоть и иная, а все душа, лучше, чем ничего. Не надо бы, конечно, но кто виноват, она сама все порядки спутала! Да и много ли теряет? Ну, пятьдесят лет. Ну, семьдесят. По сути - тьфу! А тут – вечное блаженство: больших грехов не нажила, опять же уход за хворым зачтется, так что все основания. Пожалуй, ей же и лучше. Страстей у нас, правда, нету, зато тихая радость и покой... В общем, лети и пустым не возвращайся. Другой бы попросил, а я приказываю. Цени: ради твоей беззаботности всю душевную смуту на себя беру.
- Ну, коли приказ, - сказал ангел...

На сей раз, он летал долго, а когда вернулся, на щеках его были борозды от пота, а черные крылья стали, серыми, словно бы вывалялись в золе.
Неужто седеет, испугался архангел и посмотрел на подчиненного не столько с вопросом, сколько с безнадежностью.
Тот отер лоб, отряхнул крылья (два пера выпало) и сказал глухо:
- Куда там... Неделю караулил. Не, безнадёга. Вцепились друг в друга - не оторвешь...
- Ничего, - сказал старик, торопливо и как бы даже с облегчением, - ничего. В нашем деле главное - чтобы совесть чиста. Что могли, сделали, и ладно. А цифра - бог с ней, с цифрой. На одиноких доберем...

Леонид Жуховицкий


Слежу за порядком...



"Ненавижу, когда люди выглядят дешевле, чем их одежда…"


Оффлайн ЛедиБоss

  • Администратор
  • VIP
  • *****
  • Сообщений: 23946
  • Репутация: +8892/-0
  • Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать.
    • Наедине со всеми...
Сказки нашего времени.
« Ответ #5 : 16/02/2012, 02:06:28 »



РАЗГОВОР АНГЕЛА С АРХАНГЕЛОМ



Докладывай. В двух словах.

- Жив. Ходит на работу. На что-то надеется.

- На что?

- Трудно сказать. Два раза я показывал ему счастливый сон - не видит. Говорит, что устает на работе.


- А что на работе?

- Да как у всех. Начальство. Суета. Курилка. Слухи.

- Начальство суровое?

- Да начальство как начальство. Такое же как везде. Боится он его почему-то...

- Страхи отгонял?

- Само собой. Еще по дороге к офису. Крыльями размахивал над головой. Облака даже разгонял. Пришлось крылом по уху съездить - чтоб солнышко заметил.

- А после работы?

- Магазины. Телевизор. Помыть посуду. Интернет. Сон.

- Телевизор ломал?

- Конечно. Новый купил зачем-то...

- Интернет отключал?

- Пять дней подряд. Он просто стал торчать на работе. До позднего вечера. У них так можно.

- Так, а выходные?

- Сон до обеда. Уборка квартиры. Вечером - друзья. Бестолковые разговоры. Водка. Домой за полночь. Утром с головной болью под одеяло. Или к телевизору. Или к компьютеру.

- А она?

- Совсем близко. Через три дома. В один и тот же супермаркет за продуктами ходят.

- В очереди сталкивал?

- Все как положено. И сверх инструкции, на автобусной остановке. В праздники.

- Линии судьбы проверял?

- Да совмещаются! В том-то и дело... Это такой город... такой образ жизни... ну не могу я больше, шеф! Невыполнимое задание!

- Разговорчики! Где твой список сильнодействующих средств?

- Вот он, шеф. Грипп с температурой и бредом. Вывих, перелом. Автомобильная авария. Банкротство. Пожар. Беспорядки на улицах. Финансовый кризис. Гражданская война...

- Достаточно, тормози... Двести восемьдесят пятый подобный доклад! Совсем разучились работать!!! Знаешь что, свяжись с параллельным потоком. Во имя Любви на крайние меры разрешение считай полученным! . Только выбирай что-то одно.

- Есть выбирать что-то одно!


Слежу за порядком...



"Ненавижу, когда люди выглядят дешевле, чем их одежда…"


Оффлайн ЛедиБоss

  • Администратор
  • VIP
  • *****
  • Сообщений: 23946
  • Репутация: +8892/-0
  • Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать.
    • Наедине со всеми...
Сказки нашего времени.
« Ответ #4 : 29/12/2010, 15:42:56 »

Слежу за порядком...



"Ненавижу, когда люди выглядят дешевле, чем их одежда…"


Оффлайн СиЯющаЯ

  • Частенько заглядываю
  • **
  • Сообщений: 190
  • Репутация: +158/-0
Сказки нашего времени.
« Ответ #3 : 29/12/2010, 15:29:24 »
ПРИЗНАНИЕ В ЛЮБВИ   (СОВРЕМЕННАЯ СКАЗКА)

      Однажды сидели как-то Старая Ворона вместе со Старым Вороном на ветке сухого дерева и смотрели бразильский сериал через окно в соседнем доме.
- Жаль, что ничего не слышно, - пожаловался Ворон.
- Эх, сразу видно, что ты не романтик! - проворчала Ворона. - Настоящим романтикам звук вообще не нужен, они без слов все понимают. Вот мы - живем вместе уже почти 300 лет, а когда ты последний раз в любви признавался? Перед Первой Мировой войной!
Ворон нервно затоптался на ветке, а Ворона явно вошла в раж и совсем не хотела униматься.
- Ну, признайся мне в любви! - потребовала она. - Прямо сейчас!

Если бы Ворон мог покраснеть, то он непременно так бы и сделал, но в цветовой гамме его оперения подобных оттенков просто не существовало, так что он еще нервнее затанцевал на ветке.
А Ворона с упоением продолжала:
- Посмотри на соловьев. Они целыми днями поют серенады своим соловьихам! Вот это любовь! Прямо как в кино! Ну, спой мне хоть одну песню!
Ворон задумался на секунду, затем расправил крылья, поднял с гордостью голову и издал:
- Кар! Кар! Кар!
Но свою песню закончить он не смог, так как закашлялся старческим кашлем.
- Я так и знала! Разве это настоящая любовь? - запричитала Ворона. - За всю мою жизнь ни одной песни никто мне не спел!
Ворона обиженно всхлипнула и, отвернувшись, уставилась в окно, где телевизор продолжал показывать бразильскую историю любви. Молчание царило несколько минут. Холодный осенний ветер ерошил перья старым птицам, а дождь беспощадно поливал их беззащитные головы.
Но Ворона не могла сидеть спокойно, поэтому первая нарушила молчание:
- Ну, хорошо, петь ты не можешь, павлины тоже не сильны в пении, зато как они танцуют для своих возлюбленных! Станцуй для меня хоть разок!

Ворон стряхнул капли дождя со своих перьев, помахал хвостом, захлопал крыльями и вразвалочку начал расхаживать взад и вперед по старой мокрой ветке. В своем неуклюжем танце он несколько раз подпрыгнул, и это движение стало роковым: ветка не выдержала таких признаний в любви и с треском сломалась. Вскрикнув от неожиданности, Ворон с Вороной перелетели на соседний сук.
- Ну вот, теперь я не смогу смотреть свой любимый сериал! - разрыдалась Ворона.
Старый Ворон попытался ее как-то утешить, но все было напрасно. Слезы таким безудержным потоком полились из ее глаз, что им начали завидовать даже капли дождя. Соседний клен сочувственно покачал Ворону своими ветвями, как будто говоря: "Да, старина, ты попал! Женщин можно не кормить, но попробуй лишить их любимого сериала, и проблем не оберешься..."
В конце концов, Вороне надоело плакать, или просто новая "гениальная" идея заставила ее забыть про слезы. Но, все еще по инерции всхлипывая, она обратилась к Старому Ворону:
- Мы уже не молоды, смерть не за горами. А у лебедей есть такой прекрасный обычай: когда жена умирает, муж взлетает высоко-высоко, а затем, сложив крылья, камнем падает вниз. Вот это любовь! Вот это верность! Но когда я умру, я ведь не увижу, как ты камнем упадешь рядом со мной. Давай сделаем так: я лягу на землю и притворюсь мертвой, а ты сделаешь так, как делают лебеди.
С этими словами Ворона слетела вниз и развалилась на мокрых листьях. А Ворон в растерянности смотрел не нее, не зная, что делать.
В этот момент из подвала соседнего дома вылез Облезлый Кот. Заметив развалившуюся Ворону, он медленно начал подбираться к ней. Заерзав лапами и завиляв хвостом, он уже готов был к финальному прыжку, как вдруг какой-то черный комок свалился прямо на него и начал клевать. Кот не ожидал ничего подобного, поэтому не стал разбираться, что произошло, а поспешил убраться назад, в свой подвал.
Ворон, расправившись с Котом, подошел к Вороне и заботливо спросил, все ли с ней в порядке. Ворона, не видевшая последней сцены, поднялась с земли и снова запричитала:
- Ну с кем я живу?! Ни признаться в любви, ни рискнуть жизнью ради любимой! Все! Дальше так продолжаться не может! Завтра же лечу в Бразилию!


Свет в душе не угаснет, пока мы верим...



Оффлайн Liishiarelaohk

  • Частенько заглядываю
  • **
  • Сообщений: 55
  • Репутация: +39/-0
Сказки нашего времени.
« Ответ #2 : 30/10/2010, 16:05:38 »
               Глава 2. 
  На следующее утро Миядзуки вышел во двор, и  как ни в чем не бывало патрулировал периметр лагеря. Как обычно ничего  не произошло, но к концу дежурства он заметил что за ним наблюдает  служанка, и его это насторожило…    Сдав свой пост, Миядзуки отправился в  свою комнату с надеждой отдохнуть после долгого дежурства, но ничего у  него не получилось. При входе во двор казарм его кто-то резко дернул за  руку    и затащил между домиками, это была служанка.   
- Нам надо  поговорить!   
- Что случилось?   
- Нет! Не здесь. – и служанка повела  его за собой…   
  Далеко идти не пришлось, она привела Миядзуки к месту  его полуночного приключения, а точнее в комнату госпожи.   
 - Госпожа, я  привела его. – сказала служанка в пустоту…   
 - Ты уверена что это  именно он? – спросил приятный женский голос.   
 - Да, госпожа, я его  вчера хорошо запомнила…    Дверь в банную отварилась и из неё вышла  молодая девушка.   
 - Добрый вечер Миядзуки, как я понимаю вы мой  охранник, точнее были им…   
 - Госпожа, я ничего такого не думал...  –запротестовал Миядзуки.   
 - Не волнуйся, ты теперь один из моих  приближенных и будешь служить мне даже когда я перееду.   
 - Госпожа, не  кажется ли вам… - начала служанка.   
 - Мы с тобой это уже обсудили  Тосино, и не ты ли мне предлагала найти кого-нибудь для постоянного  сопровождения?   
 Миядзуки заметил что у девушки нету крыльев, и это  заставило его усомниться, в правдивости того, что он вчера видел.    А  госпожа продолжала:   
 -Миядзуки, как я уже сказала, вы теперь приписаны  к моей личной свите, насколько вы знаете, каждый год, в начале лета я  переезжаю, и все кто был рекрутирован возвращаются к своей старой жизни,  но в наше время опасно доверять всем подряд, и мне хотелось бы чтобы вы  сопровождали меня постоянно.   
 -Конечно    госпожа, я готов, но я не  понимаю… - сказал Миядзуки   
 - Называйте меня просто Юки, будем  друзьями.   
 - Так точно!   
 - Нет, не «так точно» а просто «хорошо», мы  ведь друзья.   
 -Та-а.. хорошо госп.. Юки – запинаясь проговорил  Миядзуки.   
 -Вы можете быть свободны, через полторы недели мы уезжаем,  так что готовьтесь… Да и еще одно, не могли бы вы заходить ко мне  иногда, чтобы познакомиться получше, а то как-то странно друзья а ничего  друг о друге не знаем.
 -Хорошо.   
 Миядзуки вышел в непонятном  расположении духа, ему с одной стороны было радостно, что не придется  снова работать на рисовых полях,    а с другой его мучил вопрос , что  было прошлой ночью, настоящие крылья или же ему просто причудилось?     «Ни чего,     все выяснится» - утешил себя Миядзуки и побрел в свою  комнату…    …     
Вам не разрешено просматривать ссылки
Зарегистрируйтесь или войдите на форум

Вам не разрешено просматривать ссылки
Зарегистрируйтесь или войдите на форум


Оффлайн Liishiarelaohk

  • Частенько заглядываю
  • **
  • Сообщений: 55
  • Репутация: +39/-0
Сказки нашего времени.
« Ответ #1 : 29/10/2010, 02:06:21 »
        Девушка из крылатых. Глава 1.

Миядзуки, да так его звали… Он попал на службу охраны не по своей воле, он был рекрутом по срочному приказу короля, его назначили охранять какую-то важную особу… В начале лета он проснулся уже офицером, но пока еще не знал, кого он сторожит, Миядзуки прекрасно знал, что служить ему осталось не долго, и к середине первого месяца он снова будет обычным крестьянином, работающим на рисовых полях. Но мириться с этим он не хотел, несколько раз в казармах он слышал сплетни, якобы они охраняют девушку из племени крылатых, но поверить в это ему не позволило его здравомыслие… Ему не спалось… Он вышел попить воды и, проходя мимо господских комнат, услышал тихий спор, а затем тихий женский плач, притаившись во мраке под навесом веранды   он решил подождать,   не случится ли чего интересного. Долго ждать ему не пришлось, почти сразу из комнаты выбежала служанка, унося поднос с разбитой чашей, «кажется она сердита» подумал Миядзуки, и решил нагнать её и спросить, что же случилось. Быстрыми легкими шагами он быстро нагнал служанку, и, не подумав о времени суток, окликнул её. Служанка испугалась и выронила поднос, в очередной раз,   заставляя страдать безвременно почившую чашу… как ни странно эта чаша не единственная пострадавшая в этой истории, но об этом позже. Служанка резко опустилась на колени чтобы собрать обломки, но успела влепить Миядзуки обжигающий гневный взгляд, так он и стоял как парализованный пока , служанка не поднялась и не спросила его, что ему нужно. Растерявшись Миядзуки начал запинаясь что-то бубнить, но в конце концов переборол себя и сказал:

- Прошу прощенья что напугал вас, но я слышал спор и плач и решил…
- Что ты слышал?!- спросила служанка.
- Н-ничег-го конк-кретного, прост-то звуки спора, а затем п-плач…
- Не суйся не в свое дело жалкий охранник!
- Но ведь я слышал…
 - Приснилось тебе! Понятно?! Причудилось, как хочешь называй – сказала служанка и пошагала прочь…

Решив докопаться до правды Миядзуки решил войти в спальню господина и узнать не случилось ли чего, тихонько открыв дверь он вошел. Сначала он ничего не увидел, пустая комната, но приглядевшись заметил слабый свет из щели под дверью ведущей в банную комнату, решив что все нормально он подумал что пора бы ему лечь спать. Уже выходя из комнаты он услышал звук отрывающейся двери, и невольно обернулся… Зрелище которое перед ним предстало на корню переломило его мировоззрение, на самом деле он увидел просто обнаженную девушку, да, можно было бы сказать просто, если бы у нее небыло крыльев. Заметив друг друга они словно окаменели и в их глазах читалось только одно – безумный страх.
Вам не разрешено просматривать ссылки
Зарегистрируйтесь или войдите на форум

Вам не разрешено просматривать ссылки
Зарегистрируйтесь или войдите на форум


 

Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade