Автор Тема: Вознесение Господне  (Прочитано 2034 раз)

Оффлайн ЛедиБоss

  • Администратор
  • VIP
  • *****
  • Сообщений: 23946
  • Репутация: +8892/-0
  • Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать.
    • Наедине со всеми...
Вознесение Господне
« Ответ #2 : 23/05/2012, 23:31:51 »



   Так, пред глазами апостолов совершилось явление, подобное виданному Елисеем при отшествии на небо пророка Илии, но только в несравненно славнейшем виде. «Илия, — рассуждает по этому поводу св. Григорий Двоеслов, — вознесся на небо на колеснице, в доказательство того, что он, как человек, не мог обойтись без внешних пособий. Это пособие и сделали ему Ангелы, когда он восходил на небо, ибо он сам собою не мог вознестись туда, потому что естественная слабость не позволяла ему отделиться от земли. Между тем Спасителю не нужна была колесница, не нужны были Ангелы, ибо Творец Своею Божественною силою вознесся на небо; Он возвратился туда, откуда сошел, вошел туда, где от века имел пребывание; ибо хотя по человечеству Он возносился, но по Божеству обладал и небом и землею» (беседа на праздник Вознесения).

     С необъяснимым чувством смотрели апостолы на последнее, совершавшееся пред ними чудо Его, следя за тем, как все дальше и дальше скрывался от них Божественный Учитель, и, конечно, не могли отвести очей своих от сладчайшего зрелища. Уже Господь совершенно скрылся от них, но их взор все еще стремился за Ним, все еще искал Его... Среди такого напряженного внимания апостолов к совершавшемуся последнему таинству Евангелия, вдруг их поражает голос, который выводит их из оцепенения. Это говорили два светлых небожителя, неожиданно представшие пред ними в белых ризах. Пробудив учеников от бездейственного изумления, небесные вестники разъяснили им, что отшествие Господа есть видимое сокрытие Его до времени второго пришествия: «Мужи галилейские, — говорили они, — что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, приидет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо» (Деян 1,11),— приидет так же «нечаянно и непредвиденно», также «явно и торжественно» (объясн. Филарета, митр. Моск., соч. 1874 г., т. 2, стр. 165,167), также «на облаке и с телом» (св. Иоанна Злат. беседа на Деян. Апост., 1856 г., ч. 1, стр. 42).

     После этих слов апостолам уже нечего было ждать на Елеоне, и они, с благоговением поклонившись Вознесшемуся, возвратились в Иерусалим; возвратились не с печалью от разлуки, но, как замечает евангелист, «с радостью великою» (Лк 24,52). Они радовались славе своего Учителя, вознесение Коего свидетельствовало, что Он есть истинный Бог, Владыка неба и земли; радовались и собственному предназначению, так как видели, что призваны на дело Божие, великое и святое; радовались самому явлению ангелов и вести от них принятой, которая показывала, что отшедший Учитель не прервал с ними общения любви, что в нужных случаях они будут получать наставления свыше.

     В числе свидетелей вознесения Господня, вместе с апостолами, была и Пречистая Матерь Господня, Которую церковные песнопения представляют также свидетельницею этого дивного события: как Мать, Она во время страданий Сына Своего болезновала сердцем более всех, а теперь Ей более всех «подобало, при виде славы плоти Его, насладиться преимущественною радостью» (служба на Вознес, вечерн. стих, на лит., слава). Взирая вместе с апостолами на восходящего на небо Сына и Господа Своего и постигая совершение всего чудесного, что хранилось в сердце Ее о Сыне Ее (Лк 2,19,51), Она «возвеличила» Его не только любовью, но и верою в Божество Его (служба на Вознесен., утр. кан., песнь 9, слава веч. ст. на стиховне).

     Так совершилось вознесение Господа на небо. Как тихий дождь на руно, сошел Он в утробу Приснодевы, как фимиам утренний, вознесся теперь горе, ко Отцу. Но среди такой тишины и безмолвия совершилось лишь отшествие Богочеловека с земли — с места Его подвигов и конечного истощения. Вступление Его в мир горний происходило при другой, в высшей степени торжественной, обстановке. По изображению небесных тайнозрителей, Победитель ада и смерти взошел на небо не Один, а в сопровождении сонма ангелов небесных, которые и во время земного странствования служили Ему (Мф 4, 11). Когда Возносящийся на небо приблизился к пределам небесным, лик сопровождавших Его ангельских сил, предупреждая горние силы, восклицал: «Поднимите верхи (князи) врат небесных, пусть они как можно шире растворяются, ибо входит Царь славы».

     — Кто есть Сей Царь славы? — вопрошает на это лик ангелов на небесах. — Кто Сей, восходящий от земли с такою славою и величием?

     Это чрезвычайное и беспримерное восшествие изумило мир небесный. Он видел два восшествия на небо — Эноха и Илии, но те вхождения совершались не собственною силою, не с таким величием и не на такую высоту: они были взяты яко на небо, — а не на самое небо. Потому-то необычайное шествие Господа, возносящегося с плотью, в рабьем зраке, вызывает среди встречавших Его такое недоумение. Но сопровождавшие Господа ангелы поясняют, что Входящий в образе человека есть никто иной, как Единородный Сын Божий.

     — Господь сил, Он Царь Славы — восклицают они (Пс 23,10).

     Однако и после того недоумение сил небесных не прекращается: Господь, как по воскресении являлся апостолам с язвами от поранений на кресте, так и на небо вознесся с такими же знаками Своих крестных страданий, со следами Своей Пречистой Крови на обожествленном теле. Такой вид Его поражает небесные силы новым недоумением и они вопрошают:

     — Кто сей пришедший от Эдома? От чего червлены (красны) ризы Его?

     — Это — Истоптавший точило ярости Божией (Ис 63, 1—3) и обагривший ризы Свои, Это — Проливший Кровь Свою за человеческий род, — от того червлены ризы Его, — отвечает лик, сопровождающий Господа.

     Когда все недоумения относительно Лица, восходящего на небо, окончились, небесные силы разрешаются пением и воскликновением. На это указывает Псалмопевец, восклицая: восшел Бог при восклицаниях, Господь при звуке трубном (Пс 46,6). В это время, по свидетельству неботаинника Павла, мир Ангелов торжественно покорился вознесшемуся Господу и признал в Нем Своего главу и правителя.

     Так Божественный Искупитель, совершив наше искупление в состоянии крайнего самоуничижения (Фил 2, 7,8), восшел в предвечную славу Свою с прославленным человечеством (Ин 17,5; Лк 24,26), восшел превыше всех небес (Еф 4,10), превыше всякого начальства, и власти, и силы, и господства (Еф 1,21). Святой Евангелист Марк, как бы проникая взором в самую глубину неба, вслед за восходящим Господом, говорит, что Он, по вознесении «воссел одесную Бога» (Мк 16,19). Это седение одесную Бога Отца, по согласному толкованию святых отцов, означает «равночестность с Отцом», которую «Сын Божий, как Бог и единосущный Отцу, имеет прежде веков, и в которой, воплотившись в последние времена, восседит и телесно, по прославлении плоти Его» (Толкован, св. Иоанна Дамаск. Точн. изл. прав. веры. М. 1844 г., стр. 223).

     Таково славное, недомыслимое для самых небесных сил (1 Пет 1,12),завершение спасительной жизни на земле Господа нашего Иисуса Христа. Великие блага для искупленного человечества принесло с собою это событие. Господь вознесся, как Победитель греха, смерти и ада, как Первенец нашей славы и блаженства, как всенощный предстатель о нас у престола Вседержителя.

     Небо и земля от начала времен разделялись великою непроходимою бездною. В 500 лет только два человека вознеслись от земли с плотью — Энох и Илия, но вознеслись не своею силою, не зная, как и куда, вознеслись, как сказано в Писании об Илии, яко на небо; поэтому они не могли обозначать нам стези своей на небо, тем менее сделать ее проходимою для нас. Но Христос вознесся Сам, Своею Божественною силою, и Своим восхождением открыл бывший для всех заключенным вход в небесное святилище (Евр 9,24—28). В самом деле, Божество в Иисусе Христе никогда не оставляло неба. Он и тогда был на престоле с Отцом и Духом, когда находился «во гробе плотски, во аде с душою, в рай с разбойником» (песнь Пасхальн. часов). Следовательно во Христе восходит на небо наше человеческое естество, то, которое в Нем страдало, погребено и воскресло, — естество прославленное и обоженное. Оно-то и воссело одесную Бога Отца, как выражается Евангелист Марк. Таким образом седение Господа одесную Бога Отца в конечном своем результате знаменует собою обожение и прославление человеческого естества во Христе. «Обожение, — говорит митрополит Макарий, — не в том смысле будто человечество во Христе превратилось в Божество, потеряло свою ограниченность и получило вместо свойств человеческих свойства Божеские, а в том, что, быв воспринято Сыном Божиим в единство Его ипостаси, оно приобщилось Божеству Его, стало едино с Богом Словом, и чрез это приобщение Божеству Его возвысилось в своих совершенствах до высшей, возможной для человечества, степени, не переставая однако же быть человечеством». («Православн. догмат, богословие», изд. 4-е, т. II, стр. 95). Так прославлен был во Христе «начаток естества нашего», по выражению святого Иоанна Златоустого.

     Но если «начаток нашего естества» прославился во Христе и обожен, то чрез это и всем нам приобретено освящение; где глава, там должны быть и члены; глава на небе, в славе, — не останутся на земле, в унижении, и члены ее. «И когда Я вознесен Буду от земли, — говорит Господь, — всех привлеку к себе» (Ин 12, 32). Но Господь не только вознес на небо естество наше; Он вместе с ним воссел также одесную Бога Отца и «почтил его, — по выражению церковных песнопений, — соседением» с Отцом (служба на праздн. Вознесен. Господня вел. веч. Стих, на Господи воззвах, слава, на лит, стих. 5). Ибо «какой природе Бог сказал: сиди одесно Мне? Той самой, — говорит Златоуст, — которая некогда слышала: возвратишься в землю, из которой ты взят (Быт 3,19). Не довольно было ей возвыситься над небесами, не довольно было стать наряду с ангелами, — не была бы и сия честь чрезвычайна — но она превзошла Ангелов, превысила Архангелов, оставила за собою Херувимов, вознеслась выше Серафимов, миновала Начальства, и не прежде остановилась, чем достигши престола Господня. Превыше всей той высоты Христос вознес нашу природу» (Иоан. Златоуст. беседа на праздн. Вознесен, изд. Спб. Дух. Ак., т. VII, стр. 2). «Удивишася, — по изображению Церкви, — чины Ангельскии, зряще на престоле Отчем насажденное отпадшее естество человеческое, затворенное в преисподних земли» (Окт. гл. 8, нед. утр. кан. 2, п. 1, троп. 2).

     Итак господство над врагами (Пс 9,3), повержение их к подножию ног Своих (Пс 109,1), священство по чину Мелхиседекову (Евр З,10),суд над непокорными, — все это свойства седящего одесную Бога человечества. Христос, сидя одесную Бога, ходатайствует о нас и ходатайствует так, как приличествует в состоянии прославления. «Чего нельзя ожидать от сего ходатайства? — Он восприял на Себя наше естество, пожил на земле — все наши нужды так Ему известны: о чем же Он не умолит Отца, чего не пошлет, чего не сделает для нас? Он умолил Отца послать нам Утешителя, излил от Духа Святого на всяку плоть. Как глава есть начало всех движений в теле, так и Христос — глава верных Своих — сии таинственные члены оживляет, одушевляет, сообщает им чувства и движения духовные; Церковь — тело Свое — защищает от нападения противной власти, врагов ее сокрушает, как сосуды скудельничи. Как прах пред лицом ветра, так враги Иисусовы — нечестивые, еретики, богохульники, князи поднебесные — разодеваются и исчезают» (Воскр. Чт. т. V, стр. 41).

     Таковы блага, которые принесло с собою для нас событие Вознесения Господня. Но чтобы эти блага действительно возымели для нас силу, мы должны постоянно помнить, что со времени вознесения Христова наше жительство на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя, Господа нашего, Иисуса Христа (Фил 3, 20). Вышних мы должны искать, где Христос сидит одесную Бога (Кол З, 1). К Вознесшемуся на небо должны мы постоянно возносить Свои мысли, сердца и взоры, в надежде и самим потом достигнуть неба — сего вечного жилища, уготованного для истинных христиан.



Слежу за порядком...



"Ненавижу, когда люди выглядят дешевле, чем их одежда…"


Оффлайн ЛедиБоss

  • Администратор
  • VIP
  • *****
  • Сообщений: 23946
  • Репутация: +8892/-0
  • Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать.
    • Наедине со всеми...
Вознесение Господне
« Ответ #1 : 23/05/2012, 23:30:20 »
ВОЗНЕСЕНИЕ ГОСПОДНЕ




   В прощальной беседе с учениками, ввиду приближающихся крестных страданий и искупительной смерти, Господь говорил Своим, повергнутым в печаль, собеседникам: «Я исшел от Отца и пришел в мир, и опять оставляю мир и иду ко Отцу» (Ин 16,28). И потом, уже по воскресении Своем, расторгнув узы ада и смерти, Он снова повторил Марии Магдалине: «Восхожу ко Отцу Моему и Отцу вашему и к Богу Моему и Богу вашему» (Ин 20,17). Таким образом, по Своем воскресении, Господь принадлежал уже не столько земле, сколько небу. И это вполне понятно. Подвиг земного служения Сына Божия окончился: Он уже совершил дело, которое Небесный Отец Его поручил Ему исполнить (Ин 17,4), и теперь Ему надлежало войти в славу Свою, которую Он имел прежде бытия мира (Ин 17, 5). Этого требовало достоинство самой природы Богочеловека, так как прославленному воскресением и обожествленному телу Его было уже несвойственно оставаться на земле, в естественных условиях человеческого бытия. Этого требовало также и благо искупленного человечества. Ибо как ветхозаветный первосвященник однажды в год входил во святая святых с очистительною кровью за грехи народа, так и Христос, будучи архиереем «грядущих благ» (Евр 9,11), должен был, по принесении искупительной жертвы, тоже войти со Своею кровью, но «не в рукотворенная Святая», а в самое небо, «да явится лицу Божию о нас» (Евр 9, 24). Потому-то Господь уже в первое явление по воскресении Своем возвестил Марии Магдалине, а чрез нее и всем последователям, о Своем близком отшествии на небо.

     Однако любовь к ученикам — этому «малому стаду», которое «до конца возлюбил» Спаситель мира (Ин 13,1), еще удерживала Его на земле. Вот почему, хотя «пречистое человечество Его, онебесенное крестом, стремилось уже в выспрь, в мир пренебесный — к Отцу» (Иннокентий, архиеп. Херсон., соч. т. I, стр. 354), — Господь все-таки не тотчас вознесся на небо. Он уже не пребывал с учениками Своими постоянно, не делил с ними дня и ночи, отдыха и трапезы, как это было раньше; но время от времени Он являлся среди них, то во время домашней беседы, когда двери их дома были заперты (Ин 20,19), то на пути (Мк 16,12; Лк 24,13—32), то во время рыбной ловли (Ин 21,1—14). Дивную усладу проливали в отягченные печалью сердца учеников эти чудодейственные явления. Бесславная смерть Господа Иисуса в Иерусалиме, во время праздника Пасхи, разрушила все их надежды на Своего Учителя, как на Мессию — Избавителя: «Мы надеялись было, что Он избавит Израиля, — конечно многие повторяли с Еммаусскими спутниками, — но Он умер на кресте — Этот Пророк в деле и слове, сильный пред Богом и пред народом» (Лк 24,20—21). И вот теперь поколебленная вера учеников снова оживилась, повергнутая в печаль любовь опять восторжествовала: Господь воскрес и Своими явлениями неоднократно засвидетельствовал пред учениками истину воскресения Своего; для уверения их Он ел и пил с ними (Лк 24,42), давал осязать руки и ноги Свои (Лк 24,39), показывал язвы на руках, ногах и ребрах Своих с тем, чтобы они осязали их перстами своими (Ин 20,27).

     Но не для уверения только в истине воскресения Своего являлся Господь Своим ученикам по восстании из мертвых. Во время этих явлений Он продолжал наставлять их в истинах Евангелия, досказывая им о царствии Божием (Деян 1,3) то, чего нельзя было открыть им до креста и о чем однако же им нужно было услышать от Учителя своего еще до сошествия к ним нового Наставника — Духа Святого. В это время Господь отверз ум учеников к уразумению Писаний (Лк 24, 45); говорил им о Своей Божественной власти на небе и на земле о Божественном избрании их проповедовать Евангелие всем народам, крестить их во имя Отца и Сына и Святого Духа, и учить соблюдать все, что Господь повелел им; при этом Он обещался быть со Своею Церковью во все дни до скончания века (Мф 28, 18-20).

     Так постепенно Господь подготовлял Своих учеников к тому великому служению, на которое они были призваны, — к проповеди Евангелия Царствия Божия. Среди такого подготовления прошло сорок дней. В это время ученики Божественного Учителя постепенно привыкали к мысли о разлуке с Ним. Видя Его не пребывающим с ними постоянно, а только время от времени являющимся, они научались признавать в Нем Существо премирное, принадлежащее не нашему миру, но высшему. Думая о Нем, они уже говорили: Господь, а не Учитель, как прежде, — и чувство любви к Человеку сливалось у них с трепетным благоговением к Господу. Мало-помалу они, конечно, приходили к мысли, что пребывание Господа на земле — это временное состояние, не свойственное Его природе, и что разлука с Ним неизбежна. Теперь они время от времени видят Его телесными очами: это их праздник, но праздник не может продолжаться долго. Так от радости о воскресшем Господе апостолы постепенно переходили к мысли о неизбежной разлуке с Ним. И вот в сороковой день по воскресении Господнем настало время этой разлуки.

     Число сорок по всей священной истории было отличным, как время окончания великих подвигов. В сороковой день по рождении первенцы Израиля, по закону Моисееву, должны были являться в храм пред лице Иеговы (Лев 16, 19—20); в сороковой же день по воскресении, как бы новом рождении, должен был войти в небесную скинию и «первенец из мертвых» (1 Кол 1, 18) — Господь наш Иисус Христос.

     Не видно, чтобы ученики Господа предварительно были извещены о том, что этот день должен положить конец их видимому общению с Божественным Учителем. Однако же они, по явному повелению, которое могло быть дано в одном из предшествующих явлений, собрались к этому дню в Иерусалим. Как ни полон был святой град врагами Господа Иисуса, но все же нашлись люди, у которых ученики Его могли иметь и убежище, и место для своих собраний. И весьма возможно, что таким местом была та самая горница, в которой совершена была тайная вечеря, а по прошествии нескольких дней по вознесении сошел на апостолов Дух Святой.

     Среди собравшихся учеников явился и Господь, — без сомнения, также таинственно и внезапно, как являлся и раньше по Своем воскресении. Беседа Господа с учениками при этом последнем явлении не передается евангелистами во всех подробностях. Но у евангелиста Луки дано несколько указаний, из которых можно видеть, о чем велась эта беседа.

     Прежде всего Господь еще раз раскрывает ученикам необходимость крестного пути для Мессии-Избавителя. «Так написано», т.е. от века определено и предсказано еще пророками, «и так надлежало», — говорил Он, — «пострадать Христу и воскреснуть в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная от Иерусалима» (Лк 24,46—47). На подвиг этой проповеди и призывает теперь Своих учеников Божественный Учитель, вверяя им окончание Своего благовестнического дела. «Вы свидетели всего происшедшего, вы видели, как Искупитель умер за грехи мира, видели Его и воскресшим; потому Я и посылаю вас на проповедь Евангелия всем народам», — как бы так говорил Господь.

     Но прежде исшествия на всемирную проповедь, апостолы должны были восприять благодатные дары Духа Святого, имевшего явиться им. В явлении этого Божественного Наставника они могли найти для себя замену своего Учителя (Ин 14, 26), утешение в разлуке с Ним (Ин 16,7), освящение на великое служение Церкви (Еф 4, 11—13), окончательное просвещение богооткровенною истиною (Ин 15,26) и, наконец, ту силу свыше (Лк 24, 49), которая была необходима для преодоления трудностей и препятствий, предстоящих им в деле проповеди. Потому Господь в дальнейших словах дает апостолам повеление «не отлучаться от Иерусалима, но ждать исполнения обетования Отча», которое они слышали чрез Него (Деян 1,4), когда Он прощался с ними пред страданиями Своими. «И Я, — продолжает Спаситель, — пошлю обетование Отца Моего на вас, — вы же оставайтесь в городе Иерусалиме, доколе не облечетесь силою свыше» (Лк 24,49). Некогда «Иоанн крестил вас водою», а теперь «вы чрез несколько дней после сего будете крещены Духом Святым» (Деян 1,5).

     Преподав эти наставления, Господь вывел учеников Своих из Иерусалима и пошел с ними по направлению к Вифании. Это был путь, который неоднократно проходил Он с учениками Своими и который совершил с ними в последний раз пред самыми страданиями. Дорога лежала мимо Гефсиманского сада, куда Господь не раз удалялся по ночам для молитвы, где Он, накануне Своих страданий, в присутствии избранных учеников Своих — бывших свидетелями Его славного преображения (Мф 17,1; Мк 9,2; Лк 9,28; Мф 26, 37; Мк 14,33), боролся с немощью плоти, всем существом своим возмутившейся пред трудностью поднятого Им на Себя подвига (Мф 26,38— 45; Мк 14, 34—36; Лк 22,42—44), и откуда Он был взят архиерейскою стражею для суда и крестной смерти (Мф 26, 47-57; Мк 14, 43-53; Лк 22, 47-54). Мысль учеников сама собою обратилась к недавно пережитому тягостному прошлому и, невольно сопоставляя его с настоящею радостною минутою, они подумали, что Божественный Учитель не напрасно ведет их по этим местам, исполненным грустных воспоминаний, что, может быть, там же, откуда начался путь бесславных крестных страданий Его, должна открыться пред всем миром слава Его. Недавно услышанные ими слова, что близится время, когда они будут крещены Духом Святым, укрепляли их в этой мысли. Они слышали, как еще Иоанн Креститель говорил о Мессии, что Он будет крестить не водою; а Духом Святым (Мк 1,8): значит, если настало время для такого крещения, то, очевидно, их Господь скоро откроет Себя миру славным Царем — Мессиею. И вот они в радостном возбуждении подступают к Учителю и обращаются к Нему с вопросом: «Господи, не в сие ли время устрояешь Ты царство Израилево?» (Деян 1,6).

     Не пред Гефсиманиею быть бы такому вопросу, который явно показывал, что прежний предрассудок о земном воцарении Господа Иисуса над Израилем еще не был разрушен в уме учеников. Но вопрошавшие еще не были «крещены Духом Святым», который имел навсегда поднять их от земли к небу, возвысить их ум и очистить его от всего грубого, земного; потому-то они рассуждали теперь по-человечески, разумели Учителя, даже воскресшего, еще по плоти.

     Божественный Наставник кротко выслушал этот вопрос и не отвечал на него упреком и даже прямым отрицанием. Он только с любовью заметил: «Не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти; но вы примите силу, когда сойдет на вас Дух Святой, и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян 1,7—8). Т.е., как бы так говорил Спаситель мира: «Не о царстве и о наградах вам должно думать теперь, а о подвигах и терпении даже до смерти; предоставьте будущее Тому, в Деснице Коего оно находится, и сосредоточьте все внимание свое на том, что предстоит вам и над чем вы должны: потрудиться».

     Среди такой беседы они достигли вершины Елеона, отстоявшей от Иерусалима на расстоянии субботнего пути (Деян 1,12);

     Здесь Господь остановился, воззрел на учеников Своих, потом воздвиг руки Свои и благословил их тем благословением, которое простирает свою силу навеки и передается от одного поколения к другому, почивая на всех верующих. И благословляя, Он поднялся в глазах учеников и стал отдаляться от них и возноситься на небо «не при помощи кого-нибудь ведшего Его», но, по замечанию св. Иоанна Златоустого, «Сам шел этим путем» (Беседа на Псалмы, С.-Пб. 1860 г. т. 1, стр. 381). Восхождение это совершалось столь неспешно, что ученики могли вполне насладиться величественным зрелищем. Когда же Возносящейся был уже на такой высоте, что зрению было трудно следовать за Ним, явился светлый облак и сокрыл Его от лица земли.

     

Слежу за порядком...



"Ненавижу, когда люди выглядят дешевле, чем их одежда…"


 

Ярмарка Мастеров - ручная работа, handmade